Нельзя двигаться дальше, пока не освоишь главного

Что

Как учатся дети? Что позволяет им достигать высоких и значимых для них результатов? Как организовать жизнь школы так, чтобы она создавала максимум возможностей для каждого из наших очень разных, но, без сомнения, очень талантливых ребят?

Эти вопросы всегда были и остаются главными для меня как учителя, методиста, человека. Поиск ответа на них не теряет актуальности. Кому их задать — ученым, самой истории, будущим работодателям, ученикам?

Обратимся к истории вопроса.

В конце 20-х — начале 30-х годов ХХ века были разработаны теории психического развития детей и основы теории развивающего обучения и воспитания (Выготский Л.С., Рубинштейн С.Л. и др.).

Л. С. Выготский впервые ставит вопрос о связи обучения и развития, подчеркивает роль дошкольного образования. Выдающийся советский психолог в своих работах говорит о том, что школьное образование никогда не начинается на пустом месте. В статье «Проблемы обучения и умственного развития в школьном возрасте» Лев Семенович Выготский поднимает проблему отношений, которые существуют между обучением и развитием и о специфике этих отношений в школьном возрасте. «Речь идет о так называемой зоне ближайшего развития. Что обучение должно быть так или иначе согласовано с уровнем развития ребенка — это эмпирически установленный и многократно проверенный факт, который невозможно оспаривать. Однако только в недавнее время было обращено внимание на то, что одним только уровнем развития мы не можем никогда ограничиться, когда пытаемся определить реальные отношения процесса развития к возможностям обучения». «Обучение, которое ориентируется на уже завершенные циклы развития, оказывается бездейственным с точки зрения общего развития ребенка, оно не ведет за собой процесс развития, а само плетется у него в хвосте».

В докладе «Развитие житейских и научных понятий в школьном возрасте» на заседании Научно-методического совета Ленинградского педологического института 20 мая 1933 года Л. С. Выготский подчеркивал, что «дефекты школы могут сказаться в том, что ребенок будет учиться вхолостую: он будет изучать научное понятие, но в спонтанных понятиях останется на том же уровне; он будет научное понятие усваивать часто вербально, схематически, увеличивая расхождение между ними».

Важность организации эффективных и полезных уроков мы находим в методических рекомендациях Наркомпроса:

  1. «Уроки должны быть интересными». Включенность в образовательный процесс обеспечивается мотивацией ребенка. «Нельзя сделать все уроки занимательными, но нескучным (и интересным) можно и должно сделать всякий урок. Только надо его хорошо подготовить и надо приспособить его постановку к возрасту учащихся». Успешными считаются уроки, в которых присутствует игра.
  2. «Не отрывать обучения от жизни». Дети должны приобретать знания на основе изучения ими под руководством учителя непосредственных явлений жизни. Проще говоря, обучение должно строиться с опорой на социальный и трудовой опыт ребенка. Удовлетворительным считался урок, в котором дети и учитель изучали материал на конкретных интересных жизненных примерах, сравнивали прочитанное с увиденным собственными глазами.
  3. «Дайте детям подумать и поработать самим». Сотрудники Наркомпроса в отчетах о посещенных уроках указывали на то, что знания, полученные детьми, носят схоластический характер, являются заученными, не имеют опоры на конкретные факты. По словам С. Л. Рубинштейна, «учение мыслится как совместное исследование: вместо догматического сообщения и механической рецепции готовых результатов — совместное прохождение того пути открытия и исследования, который к ним приводит».
  4. «Больше наглядности и конкретности в преподавании».
  5. «Каждый урок должен быть хорошо подготовлен».

Такое требование возникает не случайно. Интересен материал, размещенный в газете «Правда» от 26 февраля 1932 года.

Знакомая картина?..

Наркомпрос, проводивший тотальный контроль за функционированием системы образования, определяет следующие типичные ошибки учителей того времени: незнание учителем преподаваемого предмета, отсутствие методической грамотности, неэффективное использование времени на уроке, отбор содержания образования, не соответствующий возрасту ребенка, неумение определить формы урока.

Представляют интерес рекомендованные технологии организации учебной деятельности учеников в методических пособиях 30-х годов прошлого века:

  1. Опыты как возможность организации активной исследовательской деятельности детей на уроке. Возможность построения связи эксперимента с другими видами деятельности.
  2. Наблюдения, которые должны носить исследовательский характер. Наблюдения должны быть организованы так, чтобы ученики могли собранный с определенной целью материал сравнивать, сопоставлять и делать самостоятельные выводы. Наблюдения необходимы для углубления знаний и формирования мировоззрения.
  3. Экскурсии. При организации экскурсии необходимо организовать процесс так, чтобы дети больше видели, рассматривали, воспринимали вещи, собирали материал, использовали его в дальнейшем обучении.
  4. Конструкторство как возможность применять знания для усовершенствования прибора, построения новой вещи. «Модель ветряной мельницы или веялки, показывающая только внешнее сходство с настоящими вещами, а не механизм движения, не развивает конструктивного мышления».
  5. Рассматривание предметов в натуре.
  6. Работа с коллекциями прежде всего как самостоятельное изготовление коллекций, классификация и описание предметов.
  7. Работа с картой, планами, глобусом.
  8. Работа с картинами, схемами, таблицами, чертежами, плакатами, диаграммами, самостоятельное изготовление наглядных пособий, просмотр диапозитивов, кинофильмов для приобщения учеников к современным достижениям в этой области.
  9. Изготовление макетов, панорам с целью уточнения представлений и получаемых знаний. Такая форма организации урока позволяла ученикам осознать пользу и ценность собственной продуктивной деятельности на уроке. «Деятельность не реакция на внешний раздражитель, она даже не делание как внешняя операция субъекта над объектом, она „переход субъекта в объект“. Тем самым смыкается связь не только между субъектом и его деятельностью, но и связь между деятельностью и ее продуктами», — писал С. Л. Рубинштейн в статье «Проблемы психологии в трудах Карла Маркса» (1934 г.).
  10. Драматизация. «В отличие от школы схоластической, где слово являлось основой методической мудрости, а иногда и единственным источником формальных знаний и подавляло самостоятельное критическое мышление, мы при помощи слова стремимся развивать самостоятельное мышление. В работе со словом должна быть тесная связь с жизнью, должен быть исследовательский подход. И здесь учитель должен организовать работу детей так, чтобы они проявляли в ней активность и самостоятельность», — пишет Б.Есипов в книге «О качестве урока в начальной школе» (Наркомпрос РСФСР, Учпедгиз, 1932).
  11. Работа с газетами и журналами, с популярной брошюрой, с художественными книжками и статьями. С. Л. Рубинштейн подчеркивал, что «организацией не символизирующих и уподобляющих, а реальных, творческих деяний определять образ человека — вот путь и такова задача педагогики».
  12. Беседы.
  13. Слушание докладчиков.
  14. Организованное систематическое слушание радио.
  15. Передача знаний другим через слово. Такая работа обеспечивает прочность знаний. Те знания, которые ученик приобрел для того, чтобы передать другим, и которые он сумел передать, становятся его прочным приобретением.

«Педагог, недостаточно вооруженный необходимыми ему знаниями, не овладевший техникой ведения уроков, чувствует себя в школе, как заблудившийся в лесу, начинает кустарничать, делает ошибки, промахи и, понятно, не может дать при всем своем желании доброкачественной продукции. При кустарничестве в приемах, в требованиях, предъявляемых к ученику, у школьных работников одного и того же коллектива нередко получается разнобой: что один созидает, другой часто разрушает», — отмечает П. И. Лаппо («Техника ведения урока», Наркомпрос РСФСР, ОГИЗ, 1934).

Убедившись в непреходящей важности вопроса, продвинемся дальше…

А что сегодня? Сумели ли мы за почти столетие найти ответы на наши вопросы? Что об этом думают и говорят ученики XXI века?

26 апреля прошло заседание Клуба учащихся медицинских и инженерных классов московских школ. На встречу пришли десятиклассники. Состоялась честная, открытая дискуссия о том, какой они видят современную школу и учителя, как определяют свое место и влияние на жизнь школы, какой представляют школу завтрашнего дня…

Итак, информация к размышлению для всех нас…

Об образовательной программе

Школьная программа для современных ребят — это только «стартовый толчок», некоторое направление развития, «база для наращивания знаний и умений». При этом важно, что сегодня наши дети выбирают не определенный вуз, не конкретную профессию, а именно направление деятельности — интересное и значимое именно для них. Среди таких ребята называли программирование, робототехнику, биоинженерию, нанотехнологии…

Наши школьники прекрасно осознают, что они учат физику, химию или биологию не для того, чтобы ответить учителю или хорошо написать контрольную. А для того, чтобы с помощью этих уроков научиться разбираться в мире, который их окружает, и понять его.

Десятиклассники говорили и о том, что сегодняшняя школьная высокотехнологичная, информационно насыщенная среда «меняет учебный процесс, а с ней изменяются и уроки — они становятся более практико-ориентированными, насыщенными, интересными». А еще — что им очень нравятся современные школьные лаборатории, они отлично связывают уроки и занятия в кружках, а значит, основное и дополнительное образование.

О важном в школе

А чего же хотят сегодня наши дети? Что им на самом деле нужно? Это и «персональный набор предметов» для заинтересованных групп учеников, а иногда и для каждого отдельного ученика», и «больше часов на то, что интересно», причем базовый это уровень или углубленный не так существенно, и «отдельное оборудованное здание для старшеклассников». Многие из ребят отмечали, что для них очень значимо, когда их мнение учитывают: «Да, школой управляет директор, но при этом важно, чтобы с мнением учеников считались, например, при разработке образовательной программы и учебного плана».

Конечно, ребята не смогли обойти стороной животрепещущую тему приближающихся экзаменов: «Школьные предметы бывают нужные и ненужные, те, которые надо сдавать на экзамене и не надо… И это не всегда совпадает». И, наверное, самое важное: «ЕГЭ проверяет то, что мы знаем, а не то, что умеем». Так, один из будущих инженеров посетовал на то, что он умеет собирать роботов, программировать на трех языках и многое другое, но об этом не спрашивают на экзамене.

Об учениках

Все ученики «делятся на две группы: одни ходят в школу просто так, для других школа, учеба — это важное, интересное дело».

Откуда берутся первые? Когда, в какой момент, в каком возрасте это происходит? Тогда, когда ребята перестают понимать, что происходит на уроке, незнание накапливается, а человек не может заниматься тем, чего не знает и не понимает. Совет от участников клуба: нельзя двигаться дальше, если что-то важное не освоено.

И еще — ребята с сожалением отмечали, что часто фразы: «Я не могу вам этого объяснить» и «Вы не способны это понять» для учителей означают одно и то же…

Об учителях

А какие же качества ценят в учителях наши ребята? «Лидерские качества, харизма», «честность», «умение слушать», «уважительное отношение, как ко взрослым людям». И кто он — современный учитель? По умолчанию профессионал, но при этом «просто отличное знание предмета необходимо, но недостаточно…». Современный учитель должен владеть всеми современными инструментами обучения: мы уже не можем представить себе урок как процесс заучивания или переписывания, а учителя — с указкой, шариковой ручкой и книжкой. Необходимо уметь пользоваться технологиями, которыми учащиеся зачастую владеют лучше нас, но наши дети «снисходительны к тому, что учителя не умеют делать то, что умеют они…».

«Решается задача: из распределителя привезли на фабрику-кухню 2,5 тонны гречневой крупы, на 3,4 тонны больше пшена и на 12,7 тонны больше того и другого, вместе взятых, муки. Спрашивается: сколько всех продуктов привезено на фабрику-кухню?
Весь урок уходит на решение задачи. После звонка просим учительницу проверить, знают ли ученики, что такое распределитель и фабрика-кухня.
Ответы:
— фабрика-кухня — это такая кухня, что на войне бывает;
— большая фабрика, а на фабрике — кухня;
— кухня с трубой.
«Впрочем, — меняет курс учительница, — цель нашего урока — формальные знания — упражнение в четырех действиях с десятичными дробями…»