Точка зрения

Doing

По результатам PISA-2015 наши 15-летние школьники оказались на 4 месте по финансовой грамотности, опередив сверстников из Австралии, Нидерландов и США. В 2012-ом мы были на 10 месте. Безусловно, я разделяю отношение к этому как к успеху, но…

В ходе предыдущего цикла исследования PISA-2012 наши показатели были очень похожи на среднеевропейские, но мы вместе с Европой очень сильно отстаем от восточноазиатских стран — Китая, Кореи, Гонконга, которые привычно показывают наивысшие результаты. Теперь наши показатели выше средних.

Если не останавливаться на достигнутом, а этого делать ни в коем случае нельзя, то первый шаг, который может быть сделан, чтобы улучшить и упрочить успех, это не радикальные изменения в содержании образовании и не в подготовке учителей. Мы в первую очередь должны создать для ребят ситуацию роста — особенно для тех, что оказались на низких уровнях финансовой грамотности. За минувшие годы это у нас получилось — мы в основном улучшили показатели за счет хорошей работы именно с отстающими

На самом деле финансовая грамотность проверяется не в ситуации, когда задача решена правильно или неправильно, и можно понять это, сверившись с ответом в конце учебника. Финансовая грамотность — это о том, как обосновать свое решение, сделать выводы, которые не могут быть ни с чем сопоставлены, как с эталоном, но которые должны быть максимально обоснованы. Тесты по финансовой грамотности требуют умения не только быстро принимать решения, но и тщательно их продумывать.

То, что с самых низких уровней относительная часть наших ребят перешла все-таки на средние, — это очень позитивно, потому что очень важно, чтобы у нас был хотя бы базовый устойчивый средний уровень финансовой грамотности. И это получается не случайно: реализуется много проектов в области финансовой грамотности в школе и за ее пределами, разработаны пособия и что немаловажно игры. Этот формат для современного ребенка гораздо понятнее и интереснее. Я это вижу хотя бы на примере своего племянника.

Что обращает на себя внимание в этих играх — их организаторы работают не только с контингентами, скажем так, повышенного уровня, то есть, допустим со студентами экономического факультета МГУ, но и с теми, кто учится даже в школах при колониях. При этом, оказывается, что ребята там показывают даже более высокие результаты, и это связано с тем, что они больше мотивированы и гораздо лучше умеют работать в команде. Это поразительный эффект! В течение всей игры они не теряют интереса, а, наоборот, концентрируются и доводят процесс до результата. В то же время дети из математических школ в какой-то момент, когда игра становится им по существу понятна и развитие событий оказывается предсказуемым, теряют к ней первоначальный интерес. Чувство командности тоже оставляет желать лучшего…

И это наша основная проблема — как сделать так, чтобы ребята демонстрировали высокие результаты, чтобы, что называется, включали мозги на полную катушку, не терялись, когда требуется проявить умение принимать решение, были готовы обосновать его, а не просто отписаться и убежать — как раз лежит в плоскости мотивации. И это важно не только для тестов, а вообще для различных жизненных ситуаций.

В образовании мы мало уделяем внимания заинтересованности, мы не даем ответа на индивидуальные потребности тех, кто учится, а продолжаем порождать ситуацию, когда, как бы помягче выразиться, всё идет вразрез с изречением Сенеки «Non scholae sed vitae discimus». Поэтому наши дети учатся для школы, а не для жизни, для учителя, а не для самих себя. И ответ мы получаем от них точно такой же — от противного: «вам надо — вот, получите, но вообще-то мои жизненные интересы лежат в совсем иной плоскости…».

Рассогласование между интересами учеников и тем, что мы с них спрашиваем и ежедневно требуем — это вторая ключевая проблема. В тех странах, которые демонстрируют самые высокие результаты, она решается с помощью высокой мотивации. Значит, там дети каким-то образом понимают, зачем им нужна та или иная задача, почему в тот или иной раз нужно продемонстрировать свои лучшие качества. Внутренняя дисциплинированность, трудолюбие — в буквальном смысле этого слова — и желание проявить себя с максимальной отдачей — здесь мы уже выходим на разговор о личностных характеристиках. В восточноазиатских странах умение doing your best, то есть, по максимуму вкладываться в то, то делаешь, заложено в культуру самого человека. И нам тоже нужно не подтягивать предметное содержание, а развивать эту мотивацию.

На самом деле, говорим мы о финансовой грамотности или нет, всё это очень связано с тем, как именно работают педагоги. В странах, которые демонстрируют высокие результаты в какой-либо предметной области далеко не всегда учитель отлично владеет именно предметным содержанием или прошел спецподготвоку. И наоборот — не все отстающие ограничились лишь необходимым минимумом. Дело ведь не в том, чтобы обучить педагогов основам финансовой грамотности, важнее развить умение воспитывать мотивацию ребят, умение работать в команде, быть убедительными и при этом доказательными в своих выводах. Это всё то, что мы называем в стандарте личностным развитием и метапредметными компетенциями, это то, чем необходимо владеть учителям, если мы в дальнейшем хотим видеть высокие результаты — не только по финансовой грамотности.