Здоровье детей — больной вопрос

Отдам

В почти полуторамиллионном Нижнем Новгороде только две небольшие частные школы — имени С. В. Михалкова и имени М. В. Ломоносова. Обе они возникли на заре послеперестроечного капитализма и прочно заняли свою строго определенную нишу.

Новых негосударственных школ в последние двадцать лет в Нижнем не появилось, и в этом есть своя логика. Во-первых, в областном центре немногие родители могут позволить себе дорогостоящее образование, точнее, дорогое содержание ребенка в образовательном учреждении. Во-вторых, и это главное, на мой взгляд, в городе есть несколько хороших государственных образовательных учреждений, учиться в которых многие считают почетным и престижным. Туда, в общем-то, с большей охотой, чем в частные школы, стремится отдать детей вся нижегородская элита.

Это касается только школ. В дошкольном образовании, напротив, стремительно развивается частный сектор. Детских садов большому городу катастрофически не хватает. А спрос при этом увеличивается с каждым годом, ведь рожать нижегородцы стали больше, этот вполне очевидный факт подтверждает даже бесстрастная статистика. Региональная программа предоставления мест в дошкольных образовательных учреждениях детям, достигшим 3-летнего возраста, принята давно, но реализуется формально, то есть, по сути, не работает. Поясню. Путевки в районных отделах образования дают всем детям, которым исполнилось три года. Радостные родители, перед умственным взором которых уже открылись радужные перспективы самореализации, спешат с этими путевками в садик, но уже буквально на пороге их ожидает первое разочарование. Заведующие детсадами встречают их хмуро и недружелюбно: «Мы не имеем права вас не принять, раз у вас путевка, но учтите: группы переполнены, и мы не сможем обеспечить должных условий вашему ребенку».

Родители в недоумении вопрошают: «У вас негде поставить кроватку? Или не хватит места за столом во время обеда?» «Нет, места хватит, и кроватка будет. Дело не в этом…» — отвечает заведующая, мучительно подыскивая подходящие слова и, не находя их, машет рукой. На лице ее при этом отражается целая гамма эмоций, ни одну из которых нельзя отнести к положительным.

О том, что именно имела в виду заведующая, говоря о «должных условиях», родители начинают догадываться уже спустя несколько дней. Через месяц-другой они отлично понимают, почему руководство было не радо пополнению. Группы не рассчитаны на 35–40 детей. Ни по каким параметрам. И хотя такого количества никогда не бывает, группа в полном составе не собирается даже на праздники, и 25 человек слишком много для небольших помещений. Особенно если как минимум пятеро из этих 25 детей кашляют, чихают и сопливятся. Недолеченных или заболевающих детей регулярно приводят родители, которые дорожат работой больше, чем здоровьем своих и тем более чужих детей. Не принимать их воспитатели не могут, ведь у каждого есть справка «здоров», выданная детской поликлиникой. Такие справки педиатры выдают весьма формально, надеясь, что родители проявят сознательность и будут долечивать детей сами. Пустые надежды! Итог бывает плачевным: из-за нескольких несознательных родителей сознательные вынуждены по три недели высиживать дома после 4-5-дневного посещения садика.

Спустя непродолжительное время родители, уставшие от частых болезней и особенно осложнений, отказываются от такого «удовольствия», потому что во всех смыслах легче сидеть со здоровым ребенком, чем с больным. Поняв, что детский сад, о котором мечтали все три года, не приносит в жизнь семьи ни облегчения, ни здоровья, родители начинают искать альтернативные варианты социализации. И находят их буквально в двух шагах от дома.

В Нижнем Новгороде частные садики растут как грибы после дождя. Простота в получении лицензии и вполне вменяемые (а главное — выполнимые!) требования надзорных органов, предъявляемые к помещению и руководству, сделали свое дело. Предприниматели не боятся вкладывать свои деньги в образовательный и развивающий бизнес. Сегодня почти в каждом дворе больших многоквартирных новостроек открыты детские развивающие центры с группами кратковременного пребывания (от нескольких часов до целого рабочего дня). Создавались они для детей до трех лет, родители которых уже вышли на работу, но не могут рассчитывать на место в государственном садике, но стали принимать и более старших детей, которые не могут ходить в обычный садик.

Частный сектор за адекватную, в общем-то, плату предоставил детям и их родителям именно то, чего не смог обеспечить сектор государственный, — небольшие группы, индивидуальный подход к каждому ребенку и гарантию того, что рядом с ним будут находиться лишь здоровые дети. Во многих центрах уже в фойе родителей встречает объявление — вежливая просьба приводить только здоровых детей и предупреждение о том, что дети с признаками недомогания на занятия и в группы не допускаются. Требование очень разумное, и с ним все соглашаются безропотно. В результате и родители довольны, и дети здоровы.

А по поводу разницы в оплате могу сказать одно: скупой платит дважды. Тем, кто часто болеет в государственном садике, приходится платить не дважды, а трижды. Первый раз за садик за месяц вперед, потом в аптеке за лекарства, а потом няне, которая сидит с больным ребенком. Кто через все это прошел, выберет частный (честный) сектор.